Корабль Святой Мученик Фока

«Святой Фока» — судно Георгия Седова

Летом 1984 года на острове Шилов (восточный рукав Северной Двины) работала Арктическая комплексная историческая экспедиция Географического общества АН СССР; ее задачи заключались в поиске и обследовании остатков корпуса шхуны «Святой мученик Фока», на которой в 1912—1914 гг. под командованием старшего лейтенанта Г. Я. Седова (1877—1914) русские впервые предприняли попытку достичь Северного полюса на небольшой шхуне. Обо всем, что известно на сегодняшний день о самом судне, подготовке и ходе экспедиции, рассказывает московский архитектор, начальник отряда подводных исторических исследований Арктической экспедиции НИИ культуры, действительный член Географического общества СССР А. В. Окороков. Эта публикация приурочена к 75-летию второй зимовки на Земле Франца-Иосифа; пытаясь тогда достигнуть полюса на собачьих упряжках, Георгий Яковлевич погиб близ острова Рудольфа.

С конца ХХ века многие исследователи ставили перед собой задачу «во что бы то ни стало пробиться» на Северный полюс. Достаточно вспомнить, например, американскую экспедицию 1898—1899 гг., возглавлявшуюся журналистом Уэлманом, и итальянскую герцога Абруццкого, а также более поздние (1901—1905 гг.) под руководством американцев Болдуина и Фиала. Несмотря на страстное стремление к полюсу и неуемный энтузиазм руководителей, все эти попытки заканчивались неудачами, что объяснялось плохой организацией дела и недостаточно научно обоснованной программой. Еще во время встречи с А. Фиалом (1903 г.) Г. Я. Седов главной целью своей жизни назвал достижение Северного полюса. Он писал: «…Кому же, как не нам, привыкшим к работе на морозе, заселившим Север, дойти и до полюса. И я говорю, полюс будет завоеван русскими.»

Девять трудных лет ушло у Г. Я. Седова на изыскание средств и снаряжения. В программе экспедиции неотделимо от главной цели стояли научные исследования в течение всего плавания. Сбор материалов вменялся в обязанности всем, а не только «ударному научному звену», в которое входили гидрометеоролог В. Визе и геолог А. Павлов, ставшие впоследствии известными советскими учеными.

В соответствии с планом высадка намечалась на Землю Франца-Иосифа, откуда предполагалось продолжить путь на собачьих упряжках. Успех дела во многом зависел от выбора судна. Большой удачей Георгий Яковлевич считал согласие архангельского зверопромышленника В. Дикина отдать под фрахт парусно-паровую шхуну «Святой мученик Фока» (бывший «Гейзер»), более 30 лет использовавшуюся на китобойных и зверобойных промыслах в Гренландском и Карском морях. Несмотря на весьма почтенный возраст (построена норвежцами в 1870 г.) и относительно небольшие размеры (длина 40,6, ширина 9,2 м, мощность машины 100 л. с.), она обладала достаточной прочностью и была хорошо приспособлена для плавания во льдах.

Корабль "Святой Фока"
Шхуна «Святой великомученик Фока»

Следует отметить, что сведения об этом судне носят общий и нередко противоречивый характер. На самом деле «Гейзер» до 1906 г. по типу парусного вооружения относился к трехмачтовым баркам. Позднее эту оснастку с громоздкими реями и прямыми парусами, требовавшими большого числа матросов при маневрировании, заменили двухмачтовой; осталось восемь парусов: грот, брифок, два топселя, фокастаксель, кливер, бом-кливер и «летучий» кливер. По распоряжению Седова кормовую рубку значительно увеличили и разместили в ней ряд кают, соответствовавших специальному назначению судна. Сечения основных обновленных частей набора корпуса (киль, кильсон, форштевень и ахтерштевень, плакшири, ватер-вейсы), выполненных из дуба, значительно превышали те, которые имели обычные мореходные суда примерно таких же размерений. Внутренняя и три слоя наружной обшивки, прочное ледовое подкрепление из 24-х толстых дубовых бимсов в носовой оконечности (они шли от киля и перекрывали вторую палубу), обшитые снаружи листовым и полосовым железом скулы — все это предназначалось для борьбы со льдами. Более детальные описания конструктивных особенностей и чертежи шхуны обнаружить в архивах АН СССР и Военно-морского флота пока не удалось.

В самом начале экспедиции крайне тяжелая ледовая обстановка привела к тому, что в середине сентября 1912 года шхуна оказалась затертой в Баренцевом море у западного берега Новой Земли. Пришлось зазимовать в небольшой бухте острова Панкратьева, позже получившей название в честь судна «Святой Фока». Именно во время зимовки команда обнаружила три опасных для плавания во льдах выреза в наружной обшивке борта (вместе со шпангоутами), происхождение которых так и осталось загадкой; по следам топора и пилы можно было предположить, что сделано это накануне отхода судна из Архангельска — значит кто-то заранее пытался обречь экспедицию на неудачу.

В августе 1913 г. седовцы прорубили во льду канал, чтобы выйти на открытую воду. Путь к Земле Франца-Иосифа преградили тяжелые торосы. Запасы угля кончились, пошли в ход тросы, звериный жир, старые паруса. На широте мыса Муррей шхуну остановили непроходимые льды. Пришлось становиться на вторую зимовку; для нее выбрали бухту у северо-западного берега острова Гукера, которую Георгий Яковлевич назвал Тихой. В течение зимы 1913/14 годов пришлось разобрать на дрова для котла кормовую надстройку.

Георгий Седов
Георгий Седов

Седов погиб в марте 1914 г., и седовцы с тяжелым чувством невосполнимой потери покинули место второй зимовки. Для того, чтобы поднять пары, пришлось вырезать через один бимсы и пожертвовать обшивкой всех кают — остались только голые переборки. Лишь к концу лета полуразобранная шхуна выбралась, наконец, на чистую воду, и осенью, спустя два долгих года после выхода из Архангельска, вернулась в родные края.

Шли годы, но память о русских полярных землепроходцах продолжала жить в народе. Перед экспедицией 1984 года стояла задача найти и, по возможности, дать описание особенностей конструкции судна, специально переоборудованного для плавания в высоких широтах; это позволило бы получить новые, недостающие сведения по технологии деревянного кораблестроения конца ХХ — начала ХХ в. В результате изучения архивных материалов, опроса жителей, а также исследования микрорельефа и разведки на местности удалось локализовать район поиска шхуны или того, что от нее осталось, участком намывного вала. Его характер и размеры позволяли сделать вывод, что в основании находится какая-то конструкция или группа крупных предметов. Раскопки начались с юго-западной оконечности намывного вала. Во избежание повреждения деревянных конструкций набора грунт снимался послойно, с заглублением 20—25 см; кроме того, вся площадь дна раскопа после очередного снятого слоя зондировалась с помощью саперного щупа (шаг 2 метра).

Густой кустарник в сочетании с открытыми пляжными участками значительно усложнили работу. И тогда на помощь пришли работники Северного морского пароходства, курсанты архангельского мореходного училища и практиканты учебного барка «Седов», находившегося в то время в порту на праздновании четырехсотлетия основания Архангельска. Как это всегда и бывает, удача пришла неожиданно. В двенадцатом шурфе удалось обнаружить раму трапециевидной формы. Зондирование дна раскопа дало возможность определить, что ниже отметки 25 см находятся скопления металлических предметов; в основном это оказались крепежные элементы, обычно использовавшиеся при строительстве деревянных судов. Обмеры расчищенной металлической рамы рудерпоста показали ее принадлежность к ахтерштевню деревянной парусно-винтовой шхуны; усиленная конструкция и характер крепления рамы к ахтерштевню, а также крепления самого штевня рудерпоста говорят о принадлежности к судну, предназначенному для плавания во льдах.

Старожилы этих мест, видевшие шхуну на восточном берегу острова Шилов, засвидетельствовали, что обнаруженная рама рудерпоста относится к конструкции кормовой части судна «Святой Фока». Детальные исследования показали, что она имела крейсерскую корму, руль подвешивался на две петли, а пятка его не имела опоры. Судя по расположению петель, перо руля крепилось довольно низко, что, по-видимому, предохраняло его от поломки: в случае удара о льдину кормовой частью основную нагрузку принимал на себя ахтерштевень, выполненный из дуба.

Рама рудерпоста судна "Святой Фока"
Рама рудерпоста судна «Святой Фока»

При дальнейшем обследовании территории удалось найти еще около 400 предметов, относящихся к элементам крепежа судового набора. Собранные во время работы экспедиции реликвии русской полярной экспедиции 1912—1914 гг. на шхуне «Святой Фока» переданы в Архангельский краеведческий музей, а обнаруженная исследователями рама рудерпоста выставлена перед входом в музей Северного морского пароходства в Архангельске.

Автор: А. В. Окороков


Похожие записи