Виллем Баренц

Он прожил 47 лет. Не отличался знатным происхождением. Даже фамилии не имел. Ведь Баренц — не что иное, как сокращенное отчество — Барентсон (сын Барента). Но написаны о нем десятки книг, в том числе большая поэма, переведенная на несколько языков. Имя его носят острова у Новой Земли, один из островов архипелага Шпицберген и одно из морей Северного Ледовитого океана.

У современников Баренц пользовался репутацией «выдающегося, известного и весьма опытного капитана». Поэтому когда в 1594 г. правительство Голландии решило отправить экспедицию «для открытия удобного морского пути в царства. Китайское и Синское, проходящего к северу от Норвегии, Московии и Татарии», всплыло и имя Виллема Баренца. Ему поручили командовать третьим кораблем, который в отличие от «Лебедя» Корнелиса Ная и «Меркурия» Бранта Тетгалеса был снаряжен на средства не правительства, а города Амстердама.

Корабль Виллема Баренца

Наю и Тетгалесу удалось достигнуть на 71-й широте западного берега Ямала. Выйдя на обширное водное пространство, свободное от льдов, и увидев множество китов, они решили, что Северо-Восточный морской проход в Тихий океан открыт, и повернули обратно.

А перед Баренцем стояла другая задача — он решил обойти Новую Землю с севера. Но у северной оконечности архипелага пришлось повернуть обратно. Главным препятствием "оказались не льды, всё чаще преграждавшие путь, а то, что «моряки стали тяготиться... и не желали идти дальше».

Голландия встретила путешественников с триумфом. И тут же началась подготовка новой экспедиции. 12 июля 1595 года уже 7 кораблей покинули голландские воды и двинулись на север. Возглавил экспедицию адмирал Най. Баренц был главным штурманом и командовал одним из судов — «Винтгонтом». Уверенность организаторов в успехе граничила с самоуверенностью: в состав экспедиции включили золотых дел мастеров, гранильциков и шлифовщиков бриллиантов, чтобы на месте превращать сокровища Востока в товары, приносящие колоссальные прибыли. Но знаменитым амстердамким ювелирам так и не понадобилось их мастерство.

Войдя в Югорский Шар, флотилия остановилась перед огромными массивами сплоченного льда. Созвав совещание капитанов, Най зачитал составленный им документ, в котором были такие строки: «мы увидели, что богу не угодно, чтобы мы продолжали наш путь, и что надобно отказаться от предприятия». Каждый из капитанов подходил к столу адмирала, брал перо и ставил свою подпись под этим актом. Только одной подписи не было — подписи Баренца. Он отказался категорически...

Разочарованное неудачей голландское правительство прекратило финансировать дальнейшие поиски Северо-Восточного прохода. Тогда амстердамские купцы сами решили снарядить еще одну экспедицию на двух судах. Сыграло свою роль и обещание правительства: «если они удачно закончат плавание, то им будет дана незаурядная награда» — 25 тыс. гульденов. Баренца вновь назначили главным штурманом, хотя по свидетельству участников он был «душой всего предприятия, и фактическое руководство было в его руках». Кораблями командовали Якоб ван Хеемскер и Ян Рийп.

20 мая 1596 года суда покинули Амстердам, а спустя три недели встретили первые льды. От острова, названного Медвежий (здесь убили громадного белого медведя), Рийп повел корабли на север.

Добравшись до Шпицбергена, который приняли за Гренландию, и встретившись с непроходимыми льдами, вернулись к острову Медвежий. Здесь корабли разделились: Рийп отправся на север, а Хеемскер с Баренцем - к Новой Земле.

Виллем Баренц на Новой Земле

19 августа трехмачтовый галион Баренца обогнул северную оконечность этого архипелага, названную, путешественниками мысом Желания (поморы еще раньше окрестили его мысом Дохода). Теснимое льдами суденышко вынуждено было зайти в бухту, которую стали именовать Ледяной Гаванью. Здесь решили зимовать.

11 сентября начали собирать плавник и строить дом. Через месяц окончательно переселились в него. Не смотря на круглосуточно поддерживаемый огонь в очаге, в доме был холодно. На лавках — слой льда в два пальца толщиной.

Сохранить здоровье не только фзическое, но и духовное — вот что Баренц считал главным. Для эти читали вслух, ставили спектакл Когда позволял мороз, играли в некое подобие хоккея деревянным шариком, снятым с верхушки мачты.

Уже в ноябре пришлось сократить потребление хлеба до 200 граммов в день. Потом — еще больше...

А когда кончилась долгая полярная ночь и из-за горизонта вновь показалось солнце, начали готовится к походу. На корабль не надеялись — его борта во многих местах были проломаны льдами. Баренц предложил нарастить борта у шлюпок — в ход пошли доски от дома. Временами опускались руки. Лишь воля Баренца вселяла надежду.

14 июня 1597 г. покинули негостиприимные пустынные берега. Когда главное было сделано, силы оставил Баренца, он даже не мог подняться. Через несколько дней плавания Баренц попросил воды. «Затем,— пишет очевидец,— им овладела такая слабость, что глаза стали закатываться, и внезапно он скончался. Смерть Виллема Баренца очень опечалила нас, потому что он был нашим главным руководителем и единственных нашим штурманом».

Предав по обычаю останки Виллема Баренца морю, двинулись дальше. Через полтора месяца припасы подошли к концу. На одном из попавшихся островков с жадностью ели траву. Многие «потеряли голову и желали смерти». В это время встретили поморов, которые с участием отнеслись к голандцам, поделились провиантом и предложили пересесть на лодьи. Однако те решили и дальше идти на своих шлюпках.

12 сентября достигли Колы. Здесь, к изумлению, встретили корабль Рийпа. А 1 ноября 12 оставшихся в живых из 17 зимовщиков уже ступили на землю Амстердама. Так закончилось третье, последнее полярное плавание Баренца. 

Источники:
По материалам журнала "Морской Флот"
08:51